Предисловие переводчика

Зачем этот перевод нужен? Разве не хватает уже существующих? На русском языке Новый Завет существует уже без малого два столетия, полная Библия – без малого полтора, а в последние пару десятилетий вышло несколько новых переводов и продолжают появляться новые. Еще один – к чему?

Я прекрасно помню, как сам впервые познакомился с новозаветными посланиями, будучи студентом первого и второго курсов филфака МГУ. Я охотно читал самые разные книги по программе и просто так, в том числе и древние тексты, но тут… Я не понял практически ничего. Нет, слова и отдельные выражения были мне в общем и целом понятны, а что-то неясное можно было посмотреть в словаре, но о чем говорит текст в целом, оставалось для меня загадкой. Что-то возвышенное о Боге и Христе, и о том, что всем нам надо стараться быть хорошими христианами – вот и всё, что удалось понять.

Но это краткое резюме занимает пару строк, а ведь послания – это двадцать одна книга из двадцати семи книг Нового Завета! Евангелия рассказывают нам об основах нашей веры, Деяния – о возникновении церкви, Откровение таинственно повествует о будущем, но, по сути, только Послания описывают нам подробно и на конкретных примерах, что такое церковь и как она живет. Потому, видимо, они и занимают такое значительное место в Новом Завете.

В общем и целом они остаются непрочитанными, в том числе и людьми искренне верующими и благочестивыми. Дело даже не в том, что Синодальный перевод содержит трудные слова и выражения, их при необходимости можно посмотреть в словаре. Он слишком буквально копирует греческий синтаксис оригинала, и в Посланиях такая калька оказывается порой непроходимой стеной для читателя. Емкий, энергичный, афористичный текст оригинала превращается во что-то тягучее и невнятное.

Есть и терминологические проблемы. Например, одно из ключевых для апостола Павла понятий (в особенности для Послания к Римлянам) переведено как «оправдание». Но в современном русском языке «оправдание» – это не очень убедительные объяснения школьника, опоздавшего на урок. Понять, что именно имел в виду Павел, непросто, об этом и по сю пору спорят богословы, но в любом случае это надо выразить как-то иначе.

Тогда, вероятно, нужны хорошие современные комментарии? Разумеется, нужны, полный оригинальный комментарий к Библии, подготовленный в России и на русском языке (т.н. «Толковая Библия» под редакцией А.П. Лопухина) уже успел отметить свой столетний юбилей и совершенно не соответствует современному уровню развития науки, да и стиль у него тоже не для современного читателя. В 2017 году также вышел подготовленный под моим руководством том “Павловы Послания. Комментированное издание”.

Но как только начинаешь готовить комментарий к новозаветным Посланиям, основанный на Синодальном переводе, убеждаешься, что едва ли не в половине сложных случаев приходится начинать с утверждения: переведено не вполне ясно или не вполне верно, на самом деле это означает примерно вот что… И задача комментирования неизбежно приводит к задаче создания нового перевода.

Может быть, помогут те, которые вышли в последние десятилетия? Отчасти да. Перевод «Радостная весть», выпущенный Российским библейским обществом (РБО) и включенный затем в полное издание Библии РБО, достаточно понятен. Но при этом его язык многим кажется просторечным и вульгарным. Впрочем, это дело субъективных предпочтений, а вот что совершенно точно делает этот новозаветный перевод – он решительно уходит от традиции Синодального перевода Библии, который остается и долго еще будет оставаться главной национальной версией Писания. Сохраняя то самое «оправдание», он заменяет куда более понятные и привычные слова: проповедь, крещение, покаяние.

Намного более удачным в этом отношении мне представляется Новый Завет под редакцией М.П. Кулакова, но есть свои недостатки и у него. На мой взгляд, он местами тяжеловесен и архаичен по своему стилю (хоть и не до такой степени, как Синодальный). Кроме того, он выполнен адвентистами, и, хотя сам текст перевода в его нынешней версии содержит крайне мало мест, отражающих специфически адвентистскую экзегезу (мне удалось найти только два), у многих православных вызывает недоверие сам факт происхождения этого текста.

О других существующих переводах не буду подробно говорить, скажу кратко: я не видел пока полного перевода Нового Завета или хотя бы Посланий на русский язык, который показался бы мне удачной альтернативой Синодальному для той аудитории, которая не спешит рвать с самой Синодальной традицией, но и не удовлетворяется самим Синодальным текстом. Собственно, данный опыт – попытка предложить практическое решение именно для этой задачи.

Понятно, что задача выглядит амбициозной, что новый текст должен быть не просто подготовлен, но обсужден, исправлен, принят и т.д., что это задача не для одного человека и не на краткую перспективу. Но пока что ни одна организация к такому труду не приступила (кроме РБО, уже издавшего свою Библию), а потому сейчас скорее время для частных инициатив, которые, кстати, сыграли огромную роль при подготовке Синодального перевода – в царствование Николая I только так и могла осуществляться переводческая работа. Затем эти частные опыты были собраны, отредактированы и вошли в единый текст, одобренный Синодом.

Знаю, что такая частная инициатива – не первая, немало вариантов перевода появилось и раньше, но они либо выходили малыми тиражами, либо оставались в глубинах письменных столов и жестких дисков своих создателей. Наверное, настало время для обсуждения разных черновиков, и с чего-то надо начинать такое обсуждение.

Итак, читателю представлен перевод трех новозаветных Посланий, со временем к ним должны добавиться и другие тексты.

На каких принципах основан перевод?

Замысел состоит в том, чтобы предложить современному русскому читателю перевод новозаветных Посланий (самой трудной части Нового Завета и в то же время очень актуальной для христианской жизни), который:

  • следует традиции Синодального перевода, не копируя его недостатков;
  • соответствует современному уровню науки (как библейской, так и переводоведческой);
  • пригоден для использования православными читателями, но не ориентирован исключительно на них;
  • понятен современному читателю без специального образования и при этом обходится без лишних упрощений, анахронизмов и вульгарности;
  • по возможности передает динамизм и риторическую насыщенность оригинала, не копируя его синтаксическую структуру;
  • по возможности сохраняет традиционную терминологию;
  • способен стать основной для разного рода комментариев.

Примечаний к переводу пока что немного, в них разъясняются разночтения и разные интерпретации оригинала, подробности культурно-исторического контекста и прочие детали, необходимые для понимания текста на первичном уровне. Со временем к этому справочному аппарату могут быть добавлены комментарии второго, третьего и прочих уровней (толкования богословские, историко-критические и проч.). Проект должен быть принципиально открыт к добавлению новых модулей самого разного рода, он в значительной мере для них и затевается.

Почему у перевода три варианта?

Обычно сам разговор о таком переводе порождает множество вопросов по принципу «или – или»: взять за основу традиционный текст или критический? Переводить так, чтобы всем стало понятно, или так, чтобы передать все тонкости оригинала?

Но в XXI веке, когда информация распространяется по сетям в электронном виде, а бумажные издания выходят в разных версиях, нет необходимости вводить строгий критерий «или-или». Перевод может существовать в разных вариантах, при этом какой конкретно вариант будет представлен читателю, зависит от выбора самого читателя: это могут быть программы, содержащие разные версии текста, и бумажные издания с такими же версиями.

Этот перевод предлагается выполнить в двух тесно связанных вариантах: традиционный (или филологический) и общедоступный. Их объединяют:

  • общая ключевая терминология;
  • общие экзегетические решения;
  • стремление сделать текст литературным и понятным;
  • общие (по возможности) комментарии.

Отличия, прежде всего – в степени доступности текста для неискушенного читателя. Традиционный перевод (ТП) по возможности сохраняет формальные черты оригинала, оставляя необходимые пояснения для комментариев, а общедоступный (ОП) проясняет больше в самом тексте перевода. Первый ориентирован скорее на человека с высшим гуманитарным, второй – на человека со средним или высшим техническим образованием.

Базовым является ТП, причем он делается в двух вариантах: один с самого распространенного в научных кругах критического текста (Nestle-Aland 28), другой – с византийского, близкого к текстуальной базе Синодального перевода и самого распространенного среди православных греков (Антониадис 1904-1912 с исправленным опечатками). Его приоритеты: сохранение культурно-исторической дистанции без искусственной архаизации, сохранение традиционной терминологии, литературность без манерности и вычурности.

ОП, по сути – незначительная ревизия традиционного с целью сделать его более понятным для читателя, не владеющего серьезными знаниями о Библии и ее мире.

На данном этапе в комментарии вносятся исключительно сведения о различных версиях оригинала (разночтения между ТПК и ТПВ объясняются лишь в тех случаях, когда они действительно значимы и/или интересны) и о других возможных интерпретациях.

Как представлен этот перевод на данном портале?

Три варианта перевода (ТПВ, ТПК и ОП) представлены в трех параллельных столбцах, вы можете сами выбирать, какой или какие вы хотите видеть – справа сверху есть кнопки, позволяющие открывать или скрывать эти переводы.

Звездочкой * отмечены примечания, наведя мышку на звездочку, вы увидите во всплывающем окошке текст примечания.

Пунктирным подчеркиванием отмечены слова и выражения, которые в той или иной версии могут быть переведены иначе: либо текст допускает многозначность, которую не удается сохранить средствами русского языка, либо существует два и более прочтения данного текста, а окончательный выбор между ними сделать затруднительно, мнения толкователей расходятся. Другой вариант (другие варианты) перевода приведен(ы) в примечании.

Слова и выражения, различающиеся в ТПВ и ТПК, выделены жирным шрифтом. Этот шрифт сразу позволяет увидеть, в чем отличия критического текста от византийского.

Кто делает этот перевод?

Это самый простой вопрос: его в настоящее время делаю лично я. После двадцати с лишним лет работы в разных проектах по переводу Библии в роли переводчика, редактора и консультанта я решил, что располагаю достаточной компетенцией и опытом, чтобы взяться за свой собственный.

Естественно, при этом используются наработки и разные материалы, подготовленные вместе с коллегами, прежде всего, в Институте востоковедения РАН и в Институте перевода Библии, где я работаю соответственно с 1994 и 1999 годов.

Никакого официального статуса у перевода нет, а какой будет его судьба – увидим.

Зачем этот перевод представлен читателям портала?

Сразу отвечу: не для того, чтобы «заменить» Синодальный, церковнославянский или любой другой текст Библии, которым они пользуются. Основных задачи две: помочь тем, кто интересуется текстом Посланий, и собрать отклики, которые помогут понять, куда двигаться дальше.

Как и зачем делается этот перевод, я постарался объяснить в этом кратком предисловии, при этом я вполне понимаю, что есть люди, которым он не нужен или которым он не нравится – но им никто ничего не навязывает. А те, кому такой перевод в принципе может быть интересен, могут оставить свои отзывы к конкретным стихам, они обязательно будут прочитаны и учтены.

Чтобы оставить комментарий, зарегистрированный пользователь может выделить мышкой слово или выражение, которые он хочет прокомментировать, и нажать правую клавишу мышки. В отдельном открывшемся окне можно написать свое мнение или предложение.

Андрей Десницкий.

 руб.